Category: история

Заброшенный поселок и рудник Садон. Северная Осетия.

Нашел очень интересный материал по тем местам, где бывал сам ( Садон. Зона добровольного отчуждения)

Оригинал взят у samozvanka_0 в Заброшенный поселок и рудник Садон. Северная Осетия.
Альбом: Заброшенный поселок и рудник Садон

Садон возник в начале XIX столетия в месте разработки полиметаллических руд. С 1839 года по 1846 год в Садоне выплавкой металлов занимался С. Чекалов, который являлся частным предпринимателем. На него работало около 100 рабочих-греков. Местное население тоже привлекалось к горным работам. В 1850 году рудник в Садоне перешел государству. В 90-х годах ХIХ столетия спрос на цинк на мировых рынках резко возрос. Вследствие этого царское правительство, не имея возможностей для увеличения добычи этого металла, решило сдать в аренду Садонский рудник на 60 лет промышленному и химическому обществу Бельгии.

Садонские шахтеры жили в темных сырых землянках, сараях из досок и грязных казармах. В Садоне была единственная баня, которая, как правило, всегда была закрыта. В больнице уход за больными осуществлялся ненадлежащим образом, так как заведующий больницей жил за 50 километров в поселке Алагир и приезжал в Садон лишь один раз в неделю.

В 1897 году в Алагире был закрыт серебро-свинцовый завод. Поэтому в 1898 году началось строительство такого завода во Владикавказе. Примерно в этот же период добыча руды в рудниках Садона резко увеличивается. Помимо осетин и русских, в Садоне с конца XIX столетия работали представители других национальностей, среди которых были иранцы и армяне.

В перестроечные годы добыча руд в Садоне была остановлена из-за недостаточного финансирования и практически полного истощения месторождения.

В 2002 году поселок был почти полностью стерт с лица земли селевыми потоками. Жители получили компенсационные выплаты и были отселены, но некоторые из них вернулась обратно в поселок.

На верхнем уровне рудника, ближе к клети реально сложно дышать. Не знаю чем это вызвано. На нижнем уровне с этим проблем нет, но там все сильно обрушается.

Collapse )

Зона добровольного отчуждения

Никогда не был с Чернобольской зоне отчуждения. Но, как-то купив "новую" ( именно новую и запечатанную) флешку на памятной Горбушке, с удивлением обнаружил там громадный фототчет о поездке в Припять! А потом оказалось, что у этого печально знаменитого на весь мир города есть близнецы в Северной Осетии. Садон и Галон – поселки, разрушенные стихией в не таком уж далеком 2002 году. Даже названия их как-то перекликаются с Содомом и Гоморрой. Хорошо хоть, в отличие от уничтоженных гневом Господним рассадников разврата, грехи местных жителей были наверняка не столь вопиющи, поэтому обошлось практически без человеческих жертв. Да и какие такие особенные грехи могли быть у безработных шахтеров и их семей!? Вот только стихия неразборчива, и разбушевавшаяся речушка Садонка крушила все на своем пути и постройки и человеческие судьбы. Да так основательно, что окончательно добила полуживые, после буйства перестройки, шахтерские поселки.И хотя селевой поток не оставил после себя радиоактивного следа, а любой желающий может вернуться в родной дом, таких очень и очень мало.

DSC_1075

Collapse )

Мизур- он же Верхний Мизур, он же Стыр Мизур, он же Большой Мизур

Первый раз я оказался в Верхнем Мизуре лет 10-ть назад. Не знаю почему, но кроме крутого подъема из Мизура Нижнего или сейчас просто Мизура, да заброшенной старой церкви ничего в памяти не осталось. Хотя даже в такой «сухой» книге как «Средневековые историко-архитектурные памятники Северной Осетии» Тменова, отмечено, что «Местонахождение Верхнего Мизура весьма живописно»! В чем я, собственно говоря, лично убедился.

DSC_0432

Collapse )

Музей гестапо ( EL-DEL Haus) в Кельне

Не знаю, но мне показалось уместным разместить этот материал именно сейчас, в преддверии праздника Великой Победы, в память о погибших в фашистском плену.

В Кельне в EL-DEL Haus существует Центр нацистских документов. Это не только хранилище информации, но и библиотека, выставочный зал, образовательный, научно исследовательский центр, а так же мемориал жертвам нацизма. В этом здании с 1935 года по 1945 находилась штаб квартира тайной государственной полиции (гестапо).
На верхних этажах здания, действует постоянная экспозиция, посвященная нацискому периоду в истории Кельна и вообще Германии. Школьные группы идут нескончаемым потоком, но вся информация представлена на немецком языке, так что создается впечатление, что это музей, скорее для внутреннего пользования, для вакцинации подрастающего поколения от коричневой чумы.

Самое страшное и мрачное место в музее это подвал. Здесь во времена гестапо была тюрьма. Я даже не могу найти эпитетов, что бы передать атмосферу этого жуткого, полного отчаянной безнадеги места. Узкие тесные камеры ( от 4,6 до 9,3 кв.метров), рассчитанные на два-три человека, заполнялись десятком заключенных, которые покидали ее только для допросов, отправки в концлагерь или на виселицу. В некоторых камерах не было света, это были настоящие каменные мешки. Стены испещрены надписями на самых разных языках, но в основном на русском и украинском (более 500). Здесь и проклятия в адрес фашистов, и призывы быть твердыми до конца, стихи, крики отчаяния, последние слова перед смертью, и просто скупые надписи с именами и фамилиями заключенных.

На фоне этого просто настоящим чудом выглядит история Аскольда Курова. Аскольд родился 13 января 1926 года в Подмосковье, в октябре 1942 года, в возрасте 16 лет, угнан на работы в Германию в район города Кельна. Он работал на строительстве бараков для жителей Кельна, пострадавших во время бомбардировок, потом был переведен в другой лагерь, где участвовал в саботаже и под вымышленной фамилией бежал обратно в Кельн. Здесь он познакомился с 22 летней Верой Сергеевой из Коканда. 24 декабря 1944 Аскольд был арестован гестапо и заключен в эту тюрьму. Аскольд оставил 23 надписи на стенах камер, в том числе и прощальную. В феврале 1945 года он совершил дерзкий побег из тюрьмы и после череды испытаний в апреле 1946 года оказался в дома. Он нашел Веру, женился на ней и остался жить в Коканде. Аскольд Куров умер в Ногинске 3 июля 2000 года.

А это стихи одного из бесчисленных узников EL-DEL Haus :
Здравствуй жена, пишет муж издалека
Далеко за стенкой, в гестапо
Он томится глядя в окно
Но воля и милая дочка от него далеко
Напрасно марает он стены
Сочиняя послание своей милой жене
Ему чудится фото жены на стене
И дочурка милая на руке
Вот подрастет, станет большой
Будет опорой на старости маме родной
Ведя машину твердой рукой
Летя по просторам милой страны
Ты не забывай вспомни
На фото отца погляди

Надеюсь те, кто прочитает эти строки, почтит память погибших минутой молчания!
Collapse )

Полдня в Тулузе

Досконально осмотреть четвертый по численности населения город Франции, Тулузу, за полдня конечно невозможно. Но мы попытались хотя бы составить свое впечатление о городе. В Андорре, где мы катались на лыжах, шел снег с дождем и мы, организовав себе перерыв в горнолыжном отдыхе, решили посетить Тулузу. 180 километров, половина из которых пришлась на горные серпантины, нескончаемый проливной дождь, короткий крюк в Foix, и вот мы уже паркуемся в подземной парковке около станции метро Esqurol.
Конечно в такую погоду Тулуза «розовым городом» совершенно не выглядела. Она была сумрачна и пустынна, воскресенье плюс погода, когда как говорится «хороший хозяин собаку на улицу не выгонит». Быстрый бросок по Rue D`Alsace-Lorraine, мимо музея Августинцев, расположенного на территории готического монастыря, и мы уже на знаменитой площади Capitole. На совершенно пустом пространстве какой-то, вероятно популярный местный то ли танцор, то ли музыкант, проводил открытый урок неведомого стиля танца для всех желающих. Все это смотрелось немного чудно на фоне дворца построенного в 1750 г. из розового кирпича в стиле нео-классики по проекту Гийома Гаммаса.
А потом произошло маленькое чудо. Пока мы обедали в кафе La Florida, дождь перестал и немного распогодилось. Обрадованные, сытые и довольные мы по Rue du Taur выдвинулись в сторону Basilica of St Sernin.
На Rue du Taur находится церковь Notre-Dame du Taur .По преданию эта церковь была построена на месте мученичества святого Сатурнина, первого тулузского епископа – то есть, на месте, где оборвалась веревка, которой тело святого было привязано к дикому быку, волочившему его по улицам города. Поэтому и сама улица и церковь несет в своем названии имя быка.В церкви находится особо почитаемая статуя Черной Богоматери 16-го века.
Basilica of St Sernin конечно одна из самых значимых достопримечательностей Тулузы. Базилика была построена в XI веке для того, чтобы предоставить кров пилигримам, направляющимся в Сантьяго де Компостелла в Испании. Это самая большая романская церковь, сохранившаяся до наших дней. Внутри церкви в склепе покоятся останки 128 святых. Здесь же находится самая знаменитая реликвия собора - шип, который согласно легенде, находился в терновом венце Христа.
По Rue Valade направились к Гаронне. На улице расположена незаметная, но очень значимая для истории города церковь, Saint-Pierre des Cuisines. Это не только самая древняя церковь юга Франции( 5-го века), именно здесь в 13 веке Симон де Монфор подписал договор о капитуляции Тулузы , что было переломным событием в Альбигойских войнах, почти два века опустошавших этот благодатный край.
Rue Valade, окруженная запущенными и неопрятными домами, привела нас к мосту Sainte-Pierre. Вечерело, когда мы продолжили свою прогулку по набережной Luciene Lombard. Вот тут то и Тулуза повернулась к нам своим «розовым» лицом. Заходящие лучи солнца , Гаронна, Церковь Якобинцев (Eglise des Jacobins) на противоположном берегу, где хранятся мощи Святого Фомы Аквинского, Новый мост…вид был просто фантастический!
Возвращаясь к машине, мы зашли в особняк d'Assezat, расположенный на одноименной площади. Вот здесь, на прощание, «розовый город» открылся нам во всей своей красе!
Collapse )

Master Winch Expedition в Южной Осетии. Урс-Туальское ущелье

О Урс-Туальском ущелье. Это одно из самых живописных и интересных ущелий Южной Осетии. Раньше его населяло урс-туальское общество осетин. Здесь пожалуй самая больших концентрация башенных комплексов во всей Осетии. По оценкам одного из авторитетных исследователей Осетии В.Х. Тменова в Урс-Туальском ущелье насчитывается 69 башен, хотя юго-осетинские этнографы считают, что их больше сотни. Почти во всех горных селениях были боевые башни, в некоторых (Рук, Ерман, Сба, Галуат и др.) по две, три, а то и по четыре башни.

О Багиатта. По пути из Цхинвала в Урс-Туальское ущелье находится один из самых известных в Южной Осетии источников минеральной воды Багиатта. Прямо около дороги, под небольшим навесом вода бьет из скважины, и выпить ее можно совершенно бесплатно.

О селении Нижний Рук. Это родовое селение нашего проводника Валерия Плиева. В селе, над которым до сих пор высится фамильная башня Плиевых, стоит его дом, где мы не только нашли кров и еду на несколько дней, но и пообщались его родственниками и местными жителями. У горячей буржуйки мы слушали древние предания и современные истории.
Легенда о кровной мести среди Плиевых. (очень редкий случай кровной мести внутри одной фамилии) Первым, кто заселился в этом месте, звали Рог, у него было 9 сыновей, старший из них был Есе, Их отец умер рано, и Есе как старший брат, заботился и воспитывал их. Он построил им башни, которые сегодня носят имена братьев.
Однажды Толдза , сын одного из братьев, пытался помирить поссорившихся людей и сказал им: «Если вы сейчас же не прекратите драться, я отсеку одному из вас руку!» Но один из них не послушал его и продолжал драться. Толдза взял, да и отсек ему руку. С этого и началась кровная месть между Плиевыми. Толдза продал свою башню, все свои земли Демеевым и бежал . Сейчас башня несет фамилию Демеевых.

О школе и роще. Недалеко от дома Плиевых – развалины школы. Она была построенная незадолго до начала Великой Отечественной войны. В 1941 году выпускники первого выпуска посадили вокруг нее деревья. Когда началась война вчерашние школьники оказались на фронте. Ни один из них не вернулся с фронта домой! Прошло время, опустели горы, разрушилась старая школа, а деревья стоят, раскинув свои могучие ветви, напоминая нам о тех, кто уже никогда не вернется с родные края.

О мельнице. Местами наша дорога проходила просто по руслу реки Сба-дон. Небольшой домик, стоящий посередине реки, оказался мельницей. Открыв дверь, затворенную на гвоздик, мы с удивлением обнаружили, что мельница не только действующая, но и активно используемая!

О дороге в Челиат. Дорога из Згубира в Челиат оказалась непростым испытание даже для подготовленного автомобиля. Крутые подъемы, местами рыхлый грунт, глубокая пропасть с одной стороны, лесистая стена с другой и камни, камни, камни. Здесь единственный раз за все путешествие нам пришлось воспользоваться лебедкой, хотя Валера говорил, что «они с друзьями ездили в Челиант на «шестерке».
О общекавказской фразе «сюда мы ездим на «шестерке». Действительно проходимость почти убитых классических моделей «Жигулей» с номерами кавказских регионов поражает воображение. Во много это объясняется совершенно бесшабашной манерой езды, ну и конечно опытом вождения в горных условиях. Но часто под этой фразой подразумевается, что « мы поехали , как в нашем случае, в сторону Челиата», а потом достигнув предела внедорожных возможностей «шестерки»,движение продолжили уже пешком. Даже ВАЗовская классика не всемогуща! Уср-туальское ущелье - царство Нив, УАЗиков и джипов.

О селении Челиат. В Челите помимо уже привычных башен, наземных и подземных могильников, находится не имеющий аналогов на Кавказе, двухуровневый склеп 16 века, принадлежащий фамилии Чукаевых.

О селении Едыс и царциатском холме. Без приключений одолев в обратную сторону Челиатскую дорогу, мы повернули к селению Едыс, которое кроме церкви 18 века знаменито Царциатским городищем. Не доезжая до села, на высоком холме поросшим лесом, громоздились каменные развалины. Проведенные здесь ранее раскопки обнажили остатки домов, башен, крепостных стен. Когда-то в этом городе, стоявшем на пересечении торговых путей, кипела бурная жизнь, а теперь только ветер гулял в ветках сосен, корни которых вросли в древние развалины. Только эти стены, забытые могилы, да древние предания - все, что осталась от некогда могучего народа царциатта.

О царциаттах. Царциатты одно из самых загадочных племен живших на Северном Кавказе. Долгое время ученые даже не верили в его существование, считая их легендарным народом, подобно нартам.
В осетинском языке есть ряд пословиц о цатциаттах:
1. Царцаты сæфт фесты – погибли подобно царцатам.
2. Царциаты цæрдцу кæнынц – подобно царциатам сильно голодают.
3. Уæ, мæнæ та дыссæгтæ, царцаты диссæгтæ – О, вот еще чудеса,
царцатские чудеса( в смысле необычные и ужасные)
4. Ныццарта ис – процарцаился, сделался (пропал) подобно царца

Предания о гибели царциатта. По данным Чурсина, одного из первых советский исследователей Южной Осетии, о гибели царциатта говорили следующее. «В нагорной части жил неизвестный народ царцатæ или царциатæ, который умел зашивать раненые головы медными пластинками.
Этот народ развратился, испортился, а бог решил погубить его. Хлеб ночью созревал по воле бога, а с наступлением дня снова становился зеленым. Царциатæ пускали в колосья раздвоенные стрелы и что таким образом сбивали, тем и питались. Стрелы скашивали некоторое количество спелых колосьев, их собирали, растирали в ладонях и тут же съедали. Этого было недостаточно, и люди умирали от голода. Дабы не остаться непогребенными, стали строить склепы, куда заходили семьями и там умирали. Так поголовно погиб народ царца. Добавляют, что к голоду присоединилась и чума. После их гибели страна опустела, и все кругом заросло лесом. Тогда-то с севера на юг переселились осетины.»

О селении Ходз. Покинув печальный Эдыс, мы добрались до селения Ходз. Среди отлично сохранившегося, но давно покинутого людьми аула фамилии Тотровых, мирно паслось стадо коров. Этакая фламандская пастораль, с кавказским колоритом. Погуляв среди развалин, мы обнаружили, что колорит этот может быть совсем не мирным. На краю села лежала часть коровьего костяка, обглоданная крупным зверем. Почувствовав себя следопытами, мы занялись поиском его следов и через некоторое время их обнаружили. Сомнений больше не осталось, здесь, правда уже давно, пировал медведь.

О селении Ерман. День подходил к закату, когда мы добрались до самых крайних сел Урс-Туальского ущелья. Проехав обитаемый Нижний Ерман, где старинные башни до сих пор используются людьми, правда, не по прямому назначению, а в качестве сенохранилища, мы после нескольких неудачных попыток, добрались до Ермана Верхнего. Это самое высокогорное село Южной Осетии, расположенное на высоте 2250 метров, в зоне альпийских лугов. Солнце уже начало заходит за гору Фидархох ( гора крепость), резко начало холодать и мы, покинув давно опустевшие улицы села, двинулись в обратный путь.

О доме Буша. На другой стороне реки Ерман-дон, напротив Среднего Ермана в тени небольшой рощицы стоят несколько домиков. Каково же было мое удивление, когда я услышал, что одни из них домик Буша. Неужели апологет американского империализма добрался и сюда. Нет, действительно Буш, но только не тот. Выдающийся русский и советский ботаник Николай Адольфович Буш, крупнейший специалист по флоре Кавказа своего времени, вместе со своей супругой Елизаветой Александровной, то же биологом, посвятил Осетии не только свои научные труды. Южная Осетия стала частью их жизни. Ученые добились открытия в 1936 году Эрманской стационарной горно-луговой станции под эгидой Академии Наук СССР, где проводили смелые научные эксперименты, например по выращиванию на высоте 2200 метров холодостойких сортов пшеницы. Даже после смерти мужа в 1941 году, Елизавета Александровна продолжала жить и работать в Осетии, и хотя умерла в Ленинграде, ее прах захоронен на территории станции.
Collapse )