Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Грузия 2015. Часть 2. Цминда Самеба

Обычно после пересечения международных границ хочется спокойно остановиться в гостинице и отдохнуть, ну максимум неторопливо погулять после приятного ужина. Но на этот раз мы изменили многолетней традиции и ко всему вышеперечисленному добавили автомобильную экскурсию. Да не просто поездку, а подъем к самому высокогорному монастырю в Европе-Святой Троицы в Гергети. 2170 метров над уровнем моря!

Высоко над семьею гор,

Казбек, твой царственный шатер

Сияет вечными лучами.

Твой монастырь за облаками,

Как в небе реющий ковчег,

Парит, чуть видный, над горами.
Далекий, вожделенный брег!

Туда б, сказав прости ущелью,

Подняться к вольной вышине!

Туда б, в заоблачную келью,

В соседство Бога скрыться мне!
А.С. Пушкин “Монастырь на Казбеке”




Collapse )

Мизур- он же Верхний Мизур, он же Стыр Мизур, он же Большой Мизур

Первый раз я оказался в Верхнем Мизуре лет 10-ть назад. Не знаю почему, но кроме крутого подъема из Мизура Нижнего или сейчас просто Мизура, да заброшенной старой церкви ничего в памяти не осталось. Хотя даже в такой «сухой» книге как «Средневековые историко-архитектурные памятники Северной Осетии» Тменова, отмечено, что «Местонахождение Верхнего Мизура весьма живописно»! В чем я, собственно говоря, лично убедился.

DSC_0432

Collapse )

Кавказские дворцы. Ногкау

Продолжая тему кавказской "роскоши" переместимся из Хода в соседнее село Ногкау. Как и Ход, оно практически покинуто жителями. Но, в доме где нам удалось побывать, живет молодая семья Марзоевых, что достаточно нетипично для Северной Осетии. Обычно в местных горах живут либо старики, либо сезонные "дачники", занимающиеся животноводством или пчеловодством.
А вот наш гостеприимный хозяин, 12-ти летний Иранбек.

P8210089

Collapse )

Кавказские дворцы. Ход

Роскошные дворцы "новых осетин", да и вообще жителей северо-кавказских республик, близких к денежным потокам, давно уже стали "притчей во языцах". И хотя, подавляющее большинство  живет совсем по другому, именно эти новые замки бросаются в глаза приезжим путешественникам и создают устойчивый тренд о невероятно богатой жизни аборигенов ("Хватит кормить..." и все такое). Хотя, нужно признать, на равнине частный сектор практически любого осетинского или иного кавказского поселения, в плане жилищного фонда, отличается большей добротностью и основательностью, чем в средней полосе России.
Но это на равнине. А в горах, жизнь совершенно другая, за исключением долины Фиагдона. Но, курортное благополучие части Куртатинского ущелья, далеки от селения Ход, затерянного в глбине Алагирского ущелья,  так же как горнолыжные трассы Мамисона от завершения! Знакомьтесь - Рая Дзукаева и ее "дворец"

P8210045

Collapse )

Церковь Покрова Богородицы на Нерли

Не могу сказать, что «Искусство Древней Руси» Льва Любимова была с детства моей настольной книгой. Но желание собственными глазами увидеть описанные в ней памятники древнерусской архитектуры не раз подвигало меня покинуть Москву и погрузиться в далекое и не очень прошлое нашей Родины. Так случилось и на этот раз. Именно благодаря этой книге запланированная поездка выходного дня в Суздаль, переросла в незапланированное путешествие по Владимирско-Суздальской Руси.
Попытка раннего выезда из Москвы с треском провалилась. Уже к 9-ти часа трасса М7 «Волга» была полна автомобилями. Последние солнечные деньки очередной в этом году «золотой осени», субботний день, вечные дорожные работы — что еще нужно для хорошей пробки! Спасибо электронному гиду от журнала «Вокруг Света», который оживлял не быструю дорогу подробной информацией об окрестных достопримечательностях. На несколько часов наш автомобиль превратился в уменьшенный вариант туристического автобуса. «Посмотрите направо, сейчас мы проезжаем…». В общем, было непривычно, но интересно.

фотография

Collapse )

Шамбери

Не знаю как у кого, а у нас горнолыжное отдых стимулирует посещение небольших городков, находящихся в небольшом удалении от места катания. Этакое путешествие одного дня.
Отдых во Французских Альпах, а имено в Savoy, как нельзя лучше для таких коротких экскурсий.
Chambery, небольшой городок находящийся на уже на равноне, между Annecy и Grenoble. Наиболее интресной деталью его истории было то, что многоктатно переходил из французского владения в итальянское. И хотя с 1860 года это Франуцзкая территория, итальянское влияние в городе очень сильно чувствуется.
Одной из основных достопримечательностей города является замок герцогов Савойских ( chateau des Ducs de Savoie), основанный в 1285 году, вокруг которго и вырос город. Около замка находится хорошо отрееставрированный квартал старинных домов и церковь Ste-Chapelle, где до переноса столицы Савойских герцогов в Турин, хранилась знаменитая Туринская Плащарница, а сейчас находится самый большой в Европе карильон( 70 колоколов).
Но визитной карточкой Chambery, является на замок, а Fontaine des Elephants на Бульваре De la Colonne. Он установлен в 1838 году, в память уроженца этих мест - Комта де Буана 1751-1830), который почти все свое состояние, накопленное в Индии,где он возглавлял Восточно-Индскию компанию, передал в дар городу. И если в Сочи или Гаграх пальмы в снегу бывают очень редко, то в Chambery увидеть подобное не составляет труда.
Вот таким нам увиделся Chambery, небольшим , красивым и уютным городком с очень богатой и непростой историей
Collapse )

Полдня в Тулузе

Досконально осмотреть четвертый по численности населения город Франции, Тулузу, за полдня конечно невозможно. Но мы попытались хотя бы составить свое впечатление о городе. В Андорре, где мы катались на лыжах, шел снег с дождем и мы, организовав себе перерыв в горнолыжном отдыхе, решили посетить Тулузу. 180 километров, половина из которых пришлась на горные серпантины, нескончаемый проливной дождь, короткий крюк в Foix, и вот мы уже паркуемся в подземной парковке около станции метро Esqurol.
Конечно в такую погоду Тулуза «розовым городом» совершенно не выглядела. Она была сумрачна и пустынна, воскресенье плюс погода, когда как говорится «хороший хозяин собаку на улицу не выгонит». Быстрый бросок по Rue D`Alsace-Lorraine, мимо музея Августинцев, расположенного на территории готического монастыря, и мы уже на знаменитой площади Capitole. На совершенно пустом пространстве какой-то, вероятно популярный местный то ли танцор, то ли музыкант, проводил открытый урок неведомого стиля танца для всех желающих. Все это смотрелось немного чудно на фоне дворца построенного в 1750 г. из розового кирпича в стиле нео-классики по проекту Гийома Гаммаса.
А потом произошло маленькое чудо. Пока мы обедали в кафе La Florida, дождь перестал и немного распогодилось. Обрадованные, сытые и довольные мы по Rue du Taur выдвинулись в сторону Basilica of St Sernin.
На Rue du Taur находится церковь Notre-Dame du Taur .По преданию эта церковь была построена на месте мученичества святого Сатурнина, первого тулузского епископа – то есть, на месте, где оборвалась веревка, которой тело святого было привязано к дикому быку, волочившему его по улицам города. Поэтому и сама улица и церковь несет в своем названии имя быка.В церкви находится особо почитаемая статуя Черной Богоматери 16-го века.
Basilica of St Sernin конечно одна из самых значимых достопримечательностей Тулузы. Базилика была построена в XI веке для того, чтобы предоставить кров пилигримам, направляющимся в Сантьяго де Компостелла в Испании. Это самая большая романская церковь, сохранившаяся до наших дней. Внутри церкви в склепе покоятся останки 128 святых. Здесь же находится самая знаменитая реликвия собора - шип, который согласно легенде, находился в терновом венце Христа.
По Rue Valade направились к Гаронне. На улице расположена незаметная, но очень значимая для истории города церковь, Saint-Pierre des Cuisines. Это не только самая древняя церковь юга Франции( 5-го века), именно здесь в 13 веке Симон де Монфор подписал договор о капитуляции Тулузы , что было переломным событием в Альбигойских войнах, почти два века опустошавших этот благодатный край.
Rue Valade, окруженная запущенными и неопрятными домами, привела нас к мосту Sainte-Pierre. Вечерело, когда мы продолжили свою прогулку по набережной Luciene Lombard. Вот тут то и Тулуза повернулась к нам своим «розовым» лицом. Заходящие лучи солнца , Гаронна, Церковь Якобинцев (Eglise des Jacobins) на противоположном берегу, где хранятся мощи Святого Фомы Аквинского, Новый мост…вид был просто фантастический!
Возвращаясь к машине, мы зашли в особняк d'Assezat, расположенный на одноименной площади. Вот здесь, на прощание, «розовый город» открылся нам во всей своей красе!
Collapse )

Замок графов Foix

По дороге из Андорры в Тулузу, заехали в городок Фуа, что находится практичеки на связывающей их трассе N 20. Погода был ужасная, лил просто проливной дождь, но этот небольшой крюк того стоил!
История замка начинается в 987 году. В 1002 году замок фигурирует в завещании Рожера Первого, графа Каркассонского, который оставил крепость своему младшему сыну Бернарду Роже, который стал первым графом Фуа.
Графы Фуа активно участвовали в альбигойском движении на стороне катаров. Дочь Роже Бернара I Эсклармонда, была не только одним из лидеров альбигойского движения, владетельницей знаменитого Монсегюра, но и по легендам хранительницей главного сокровища катаров – Чаши святого Грааля. Роже Бернар II Великий , как и его отец, поддерживал альбигойцев. Ещё при жизни отца Раймон Роже принимал вместе с Раймундом VII Тулузским деятельное участие в борьбе с крестоносцами Амори де Монфора.
Но уже его же сын, Роже IV, стал твёрдым сторонником католицизма,и в 1243 году сменил сюзерена, присягнув непосредственно королю Франции ЛюдовикуI.
Замок многократно осаждался, но был взят за свою историю всего лишь раз, в 1486 году, из-за измены (во время войны между двумя ветвями семьи Фуа).
Начиная с 1479 года, графы Фуа становятся королями Наварры, а последний из них, Генрих IV, королем Франции в августе 1589 года (коронован в феврале 1594 года в Шартре). Он присоединил пиренейские земли к Франции. Замок являлся резиденцией губернатора региона Фуа с XV века и продолжал защищать рубежи региона, в том числе во время религиозных войн и войн с Испанией.
До Великой Французской Революции в замке базировался гарнизон. Губернаторами были граф Тревиль, известный по «Трём мушкетёрам», и маршал Сегюр, министр при Людовике XVI.
C 1719 по 1854 год замок использоваться как тюрьма. В конце 19-го столетия, замок был объявлен Национальным памятником и с этого времени начались работы по его реставрации.

Кавказские башни

Очень интересная и информативная статья о башнях.


Originally posted by gvernikov at Ингушские родовые башни
И башни замков на скалах
Смотрели грозно сквозь туманы —
У врат Кавказа на часах
Сторожевые великаны!

Михаил Лермонтов. Демон.

Так всегда бывает в подобных поездках: оказываешься в том или ином месте неподготовленным, восторгаешься, фотографируешь и только потом, вернувшись домой, начинаешь собирать информацию об увиденном.

Это в полной мере коснулось поездки к родовым башням в Джейрахское ущелье, которую в Ингушетии нам любезно организовал [info]Калой Ахильгов. Несмотря на очевидную уникальность этих мест и памятников архитектуры, информации о них в сети не так много, как я ожидал, и почти все материалы сосредоточены на ингушских сайтах. Это ничто иное, как следствие нереализованности туристического потенциала и статуса закрытой пограничной зоны, в которой находятся Джейрахо-Ассиновский историко-архитектурный музей-заповедник.

КПП на въезде в погранзону
КПП на въезде в погранзону

Немного из истории родовых башен

По мнению современных историков массовое строительство каменных башен в горных районах современной Ингушетии относится к XVI—XVII вв.

Как писал наш коллега Владимир Дмитриев, в Осетии была записана такая присказка: «Из развалин башни можно построить аул, а из аула башню не соберешь». В разных смыслах присказки – есть и буквальный. В старой же чеченской песне сообщается, что камень для основания башни тянули девять пар быков, а двенадцать лошадей не могли его сдвинуть. По высоте башню можно сравнить с семиэтажным домом. При всей величине сооружения существовало сакральное требование завершить постройку башни в течение одного года. Ингуши считались хорошими строителями — поэтому самоназвание ингушей «галгай» сопоставляется с ингушским названием жилой башни — «гала».

Фамильное строительство

Мастерство строительства передавалось по наследству, предания сохранили имена некоторых ингушских зодчих. Это Янд, Даци Льянов, Дуго Ахриев, Хазби Цуров, Баркинхоевы (мастера из аула Баркин) и другие.

“В старое время, — пишет Яковлев Н.Ф., — в горах имелись целые рода, занимавшиеся, например, постройками башен из камня. Такова фамилия Баркинхоевых, жителей села Баркин в горной Ингушетии, которые из поколения в поколение были мастерами-каменщиками, или “искусниками камня”, как выражаются ингуши (“той говзанч”).

Величественные и долговременные каменные сооружения являются наглядным результатом их гениального творчества.

До наших дней дошло предание о том, как строилась башня ингушского рода Гадаборшевых. По рассказу жителя города Грозного А.Ю. Баркинхоева, которому было 92 года: Гадаборшевы являются выходцами из горного аула Озик (Барким), патриарх фамилии — Гада, имеют родовую башню в горном ауле Гадаборш, которую построил Бятр, внук Гада, племянник Евлоевых. Старшими в роду и известными среди горных ингушей являлись Гада и его сын Борш (Борш был единственным сыном, это было его второе имя, данное из-за суеверных страхов для защиты от нечистой силы и означало мужское начало), что в дальнейшем закрепилось уже в фамилии “Гади Борш — наькъан”, т.е. “Гадаборшевы”. По преданию, Бятр был невероятно крупного телосложения и обладал недюжинной силой, чем внушал суеверный страх на окружающих. При постройке родовой башни он поднимал в гору большие камни, которые были не под силу и гужевому транспорту.

Строительство боевой, да и жилой башни обставлялось весьма торжественно. Первые ряды камней обагряли кровью жертвенного барана. Все строительство должно было продолжаться не более года. Заказчик башни должен был хорошо кормить мастера. По поверьям ингушей, все несчастья приносит голод. И если мастер падал с башни от головокружения, хозяина обвиняли в жадности и изгоняли из аула.

Типы башен

Уже упоминались два типа башен — жилая и боевая. Всего же исследователи выделяют три основных типа башен: жилые, полубоевые (или полужилые — в некоторых источниках) и боевые. Также к объектам древнего каменного зодчества относятся культовые строение и могильники (некрополи), располагающиеся внутри башенных комплексов.

Жилые башни обычно имели два-три этажа и продолговатое прямоугольное основание. Верх башни с плоской крышей был уже, чем основание — таким образом достигали устойчивости постройки. По данным М. Б. Мужухоева размеры жилых башен у основания колебались от 4 метров в ширину и 6 метров в длину до 9 метров в ширину и 15 метров в длину. Высота — от 9 до 12 метров. По центру башни возвышался каменный столб с квадратным сечением, который служил силовой опорой для несущих балок перекрытий. На первом этаже башни обычно содержался скот, второй и третий этажи использовались для проживания и, при необходимости, для обороны. Входная дверь делалась из плотно пригнанных дубовых плошек и закрывалась двумя прочными засовами. Небольшие узкие оконца давали свет, а также использовались и в оборонительных целях. Кроме этого, на первом этаже по преданиям зачастую была расположена яма глубиной в 2—3 метра для содержания пленников. Завершались башни деревянным потолком, сверху накатанным утрамбованной глиной.Стены жилых и полубоевых башен поверху покрывались камнями, не скрепленными раствором. Эти камни, во-первых, могли метаться сверху во врагов, а, во-вторых, предохраняли стены от проникновения влаги от дождя и талого снега.

Башни в селении Эгикал
Башни в селении Эгикал

Полубоевые башни занимают переходной положение между жилыми и боевыми башенными постройками. Они обычно имели почти квадратное основание меньшей, чем у жилых башен площади (примерно пять на пять метров) и высоту в 12—16 метров. В этих башнях обычно отсутствовал опорный внутренний столб и были надстроены навесные балконы с которых кидали камни на головы осаждающих врагов.

Наивысший расцвет башенного зодчества был связан со строительством боевых башен. Известны два типа таких башен: с плоской крышей и с крышей пирамидальной формы.

Конструктивно боевые башни отличались от жилых: они были выше и уже. Вход в боевую башню начинался со второго этажа, тем самым враги лишались возможности применения тарана. Были эти башни чаще всего пятиэтажными, иногда и шестиэтажными. В высоту такие башни поднимались на 25-30 метров. При такой высоте, как бы прочно не были сложены стены, они при небольшом землетрясении могли разрушиться. И тут строители пошли на хитрость: они второй этаж стали завершать прочным каменным сводом, который сцеплял между собою все четыре стены и к тому же становился как бы фундаментом для последующих третьего и далее этажей. В некоторых боевых башнях (например, комплекс Ляжг, построенный мастером Ханой Хингом), для придания им особой прочности, четвертый этаж также завершался вторым сводом.

Второй этаж башни был особо священным, т. к. в нем на цепи висел братский котел. Он свисал с также священной цепи. Преступления по своей тяжести различались по мере приближенности (особо тяжкие) и по мере отдаленности (менее тяжкие) от очага. Если даже кровнику удавалось вбежать в башню и ухватиться за эту цепь, он становился неприкосновенным до тех пор, пока он не отойдет от очага на безопасное для него расстояние. Считалось, что над очагом витают души умерших и потому для них бросали в очаг кусочки пищи. Невесты, выходя замуж, брали в руки цепь, как бы прощаясь с родным очагом, а в доме жениха брали в руки цепь их очага, что символизировало ее приобщение к новой семье.

Со второго этажа через лазы шли по внутренним приставным лестницам входы на первый и на верхние этажи. На первом этаже хранились продукты и разные предметы первой необходимости. Там же имелись выложенные из камня небольшие помещения, для содержания в них пленников – особо дорогого товара той поры.

Третий, четвертый и пятый этажи были как жилыми, так и боевыми. Самый верхний этаж, называемый «сокол башни» был преимущественно боевым. В нем хранились камни, луки, стрелы, позднее – ружья. Довольно большие бойницы на четырех сторонах снаружи прикрывались каменными щитами (иногда их называют машикулями). Издали эти щиты кажутся балкончиками, хотя ничего общего между ними нет. Чем башня была выше, тем смертоноснее были наносимые сверху удары. Боевые башни в высоту были слегка конической формы (сужаясь кверху), что придавало им большую устойчивость и способствовало более успешному отражению врагов.

Боевая башня в Джейрахе
Боевая башня в Джейрахе

Боевая башня в Эгикале
Боевая башня в Эгикале

Жилые и боевые башни возводились без фундамента на прочной каменистой почве. Существует легенда, что место, на котором собирались строить башню, сначала поливали молоком и срывали слой грунта до тех пор, пока молоко не переставало впитываться в землю. После этого начинали строительство.

Башенные комплексы строили на вершинах скал не только для обеспечения безопасности, но и чтобы сберечь земельные участки. Вопрос малоземелья в горных районах всегда стоял очень остро. Существовала даже поговорка: "Земля стоит животного, которое может на ней уместиться".

Часто башенный комплекс ограждался каменной заградительной стеной (Эгикал, Арзи, Таргим, Гаркх, Мецхал, Каьзи и др.). На первый взгляд создается впечатление, что башни в комплексе расположены хаотично. Во-первых, необходимо учитывать, что горный рельеф не позволяет ставить упорядочные строения. А во-вторых, как отмечал Е. Крупнов: «Многочисленные углы, тупики, выступающие за общую линию, отдельные выступы стен, обусловленные особенностями рельефа местности – все это улучшает систему обороны осажденных».

Склепы и святилища

Также в каждом селении был "городок мертвых". Постройки святилищ и склепов были столь же естественны в окружающем ландшафте, как и смена времен года и поколений. "Человеку при жизни нужна башня, а после смерти склеп", — так говорили предки ингушей. Строили "солнечные могильники" недалеко от жилых сооружений, "чтобы человек размышлял о мире вечном и совершенствовал свою душу".

Погребения в Ингушетии были двух видов: подземные и надземные. Надземные склепы-могильники по внешней форме напоминают домики и боевые башни с пирамидальными крышами.

Надежные каменные стены башен, способные выдержать любую осаду, не могли защитить людей от невидимого врага. Во время эпидемий тифа и чумы заболевшие уходили в "солнечные могильники", на длинных шестах им передавали пищу. Если болезнь отступала, люди возвращались в родовые башни. Еще долгое время после добровольного принятия ислама в середине XIX века смертельно больные старики, верные законам предков, уходили умирать в склепы.

У каждого ингушского рода была своя башня, свой склеп. Склепы были фамильные, даже сейчас в наше современное время у каждого ингушского рода свое родовое кладбище. В некоторых случаях один и тот же склеп принадлежал двум фамилиям. Обычай хоронить в склепах членов своей фамилии строго соблюдался. Если умирал приезжий человек, его увозили в родное селение, хотя бы для этого приходилось ехать несколько дней. Погребение в склепах совершали приблизительно до середины XIX века. При похоронах двое мужчин влезали в склеп и втаскивали туда покойника. Родственники вставляли в просверленные плиты вделанные в стены склепов шесты с белым флагом. При этом в просверленную плиту вставляли взятые из святилища жезл с флагом и колокольчиком.

Загробная жизнь у ингушей представлялась продолжением земной, только солнце для мертвых светило в то время, когда оно скрывалось от живых, т.е. ночью. Покойники “помогали” в работе живым, и, как пишет этнограф Чах Ахриев, после жатвы в ингушских “семьях устраивали специальный ужин — “Марс — порр”, на котором хозяйка дома, дотрагиваясь до кушаний щипцами, приговаривала: “Да будет пищей (такому-то покойнику)”. Обойдя, таким образом, все яства, она выливала из чаши, находившейся у нее в руках, брагу около очага, затем уже все члены семейства принимались за кушанье.

В святилищах молились в праздничные дни, а также перед покосом. Участие принимали как мужчины, так и женщины. Ритуал празднества у ингушей: резали баранов, варили пиво (масхам), молились, танцевали. Празднества прекратились в начале XX в. в связи с изменением религии, принятием Ислама ингушами.

Экскурсия по Джейрахо-Ассиновскому заповеднику

В сопровождении [info]Калоя и научных сотрудников заповедника мы объехали почти все достопримечательности. Больше всего впечатляют, конечно, хорошо сохранившиеся башенные комплексы в селениях Эгикал, Таргим и конечно аул Вовнушки, в котором расположен родовой замок Оздоевых, построенный на высоких скалах.

Родовой замок Оздоевых в селении Вовнушки
Родовой замок Оздоевых в селении Вовнушки

Эгикал является одним из крупнейших башенных комплексов горной Ингушетии. Расположен этот замковый комплекс на южном склоне горы Цейлам ("Пёстрые горы"), в двух километрах от реки Ассы и занимает площадь около пятидесяти гектаров. По периметру аула находятся подземные, полуподземные, надземные захоронения домусульманского и мусульманского периода. В склепах — "солнечных могильниках" — видны останки предков ингушей. Мусульманские кладбища вплотную подходят к башенному комплексу. На некоторых плитах — "чуртах" — сохранились тексты, написанные арабской вязью.

Из Эгикала вышли десятки известных фамилий Ингушетии: Газдиевы, Базоркины, Аушевы, Ужаховы, Дахкильговы и другие ингушские фамилии. Каждый род имел своё фамильное кладбище. В структурном отношении комплекс Эгикал имеет более ста различных по типу построек: боевые, полубоевые, жилые башни, святилища, склепы — круглые, башнеобразные, наземные и подземные. Датируются они ХII—ХVII веками, хотя история комплекса уходит далеко вглубь веков.

О почтительной древности Эгикала свидетельствует и его название, восходящее к Страбону и Грузинским древним летописям. На эту же глубокую древность указывают и находки предметов куро-аракской культуры в Эгикале.

В Эгикале было четыре боевых башни. Сегодня из них осталась только одна стройная, высокая боевая башня, на ней углублённые изображения человеческой фигуры.

Селение Таргим расположено ниже по течению реки Ассы. Внешне оно напоминает селение Эгикал и тоже неплохо сохранилось. Жилые постройки окружены боевыми башнями. Составной частью любого башенного комплекса Ингушетии всегда являются склепы — "солнечные могильники". Возводя башни, мудрые предки ингушей одновременно строили и наземные склепы, чтобы достойно проводить человека в иной мир.

Замковый комплекс "Вовнушки" по праву стал финалистом конкурса "Семь чудес Света в России". Название "Вовнушки", (правильно произносится "Воувнушке", с ударением на первый слог) в переводе с ингушского языка означает "Место боевых башен". По данным археологов и исследователей, этот башенный комплекс, равно как и другие (Таргим, Эги-Кале, Хамхи), играл и сторожевую роль в охране маршрута "Великого шелкового пути". Торговые караваны по Ассинскому ущелью выходили на северные склоны Большого Кавказского хребта и по долине реки Сунжа выходили к Магасу — "Городу Солнца".

Чтобы подняться к башням, необходимо преодолеть трудный путь, петляя по отвесным скалам (впрочем, наш Сева из Кинокружка, вооружившись камерой, преодолел этот путь без особых проблем). Такое расположение строений исключало неожиданное нападение. Более того, обитатели замка могли при случае успешно противостоять нападавшим, выдерживая длительную осаду крепости. Из уст в уста потомкам передается легенда о женщине, которая в дни осады спасла от огня и нападавших врагов маленьких детей в люльках. Предание гласит, что ей чудом удалось совершить несколько переходов из одной башни крепости в другую по канату, оставшемуся от разрушенного осаждавшими подвесного моста.

Место, в котором построены Вовнушки, заслуживает отдельного рассказа. Это образец горской природы – быстрая и холодная горная река Асса, окруженная зарослями, течет у подножия высокого скалистого хребта Цорейлам. Асса возникает из родников и талых вод снежников на высоте 2700 метров. Она имеет множество притоков и впадающих в нее речек, как например, реки Галгай-Че и Гулойхи. На теневом склоне горного массива растет густейший лес, а на солнечной стороне, где стоят башни замка Вовнушки, только отдельные деревья упрямо цепляются за камни. Вся местность, в которой расположены Вовнушки, называется Таргимская котловина. Дно Таргимской котловины лежит на высоте 1000—1100 м. над уровнем моря. Эта котловина, так же, как и долина реки Армхи, расположена в зоне «дождевой тени». Осадков в ней выпадает значительно меньше, чем в зоне северных предгорий. Высокий горный хребет загораживает ее от дожденосных северных ветров, которые всю влагу оставляют на северных склонах хребтов и попадают в котловину в виде нисходящих – сухих и теплых воздушных потоков. Поэтому здесь господствует сухая и солнечная погода.

Кстати, один из сотрудников Джейрахо-Ассиновского заповедника, который нас сопровождал в поездке, является прямым потомком Оздоевых, которые в средневековье воздвигли замок в Вовнушках.

Научный сотрудник заповедника — потомок Оздоевых
Научный сотрудник заповедника — потомок Оздоевых

Также можно отметить, что есть как минимум один ингуш, который строит башню и в наши дни. С детства увлекающийся историей своей родины, художник Мурад Полонкоев изображал башни практически на каждой своей картине. А в один день отложил мольберт и взялся за мастерок. На возведение башни ушло уже десять лет и шесть камазов горных камней. Пожелаем Мураду удачи и успешного завершения строительства!

Туризм в Ингушетии

После нашего предыдущего короткого рассказа о поездке в Джейрахское ущелье, [info]Калой был практически завален запросами от желающих приехать в гости буквально со всего мира. Вчера мы с ним встречались уже в Москве, и он рассказывал, что на днях Джейрахское ущелье под его протекцией уже посетил турист из Петрозаводска.

Сочетание красот природы и уникальных исторических памятников в Ингушетии, на мой взгляд, представляется невероятно привлекательным для туристов с любой подготовкой и уровнем доходов. Всё это дополняется готовностью Калоя, местной администрации и сотрудников Джейрахо-Ассинского заповедника принимать и сопровождать гостей с настоящим кавказским гостеприимством.

Ссылки на использованную литературу


  1. Джейрахско-Ассинский государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник / http://ingushetia.info/2008/02/05/dzhejraxsko-assinskij-gosudarstvennyj-istoriko-arxitekturnyj-i-prirodnyj-muzej-zapovednik.html

  2. Н.Д. Кодзоев, "История ингушского народа" / http://www.ingushetia.org/history/book/

  3. А.У. Мальсагов, "Ингуши: История и века родословий" / http://www.ingushetia.org/history/ingushi_istoriya_i_veka_rodoslovii/

  4. История и культура ингушей / http://www.ingushetia.ru/culture/architecture.shtml

  5. Хасан Сампиев, "Страна башен" / http://www.ingushetia.org/article/95.html



Ещё много фотографий )