Мои дороги

Путешествия, работа и прочее


Previous Entry Share Next Entry
Грузия 2015. Часть 3. Трусовское ущелье
lecha_mw
На следующий день наши планы включали в себя посещение Трусовского ущелья, поездку по Военно-Грузинской дороге до Ананури и ночевку в Хевсурии. Программа оказалась более чем насыщенной, поэтому я разобью отчет на несколько частей.





Итак, Трусовское ущелье или Трусо, как его называют грузины или Тырсыгом, по-осетински. Для меня было небольшим откровением, что открывающиеся от Коби межгорное пространство — это отнюдь не Трусо, а Кобийская котловина.



Окресности Коби настоящий перкресток. В них сходятся четрые ущелья –Хевское, Ухатское, Трусовское и Байдарское. Раньше они были густо населены, а теперь жизнь в виде кипит только на самой трассе Владикавказ-Тбилиси и около небольшого карьера на берегу Терека. Когда-то район Коби и Трусовское ущелье были населяли осетины. В начале XVIII века здесь было восемь селений, а в середине XX – уже 25. Еще в 20-х года прошлого века Анисимов отмечал, что «До станции Коби идет грузинское население. Селение Коби населено осетинами. По всему Трусовскому ущелью разбросаны аулы, тоже населённые осетинами» ( Мильничук) Примечательно, что в Коби родился Васо Абаев, знаменитый учёный лингвист, автор знакового для осетин «Историко-этимологического словаря осетинского языка».



Сейчас Трусовское ущелье практически полностью опустело в результате непростых событий, которые здесь происходили в новейшей истории. Началось все в короткий период Грузинской Демократической республики (1918-1921), продолжилось в результате событий последовавших за развалом Советского Союза , а практически закончилось после провозглашения независимости Южной Осетии в 1990 году. Какое-то время осетины, проживающие в Казбекском районе, жили, что называется на две страны, благо имели льготы при пересечении российской границы. Но закрытие в 2006 году Военно-Грузинской дороги лишило их и этой возможности, фактически заперев их на территории сопредельного государства. После краткосрочного от когда-то открытия пограничного перехода произошел своеобразный обмен населениями и Коби, Трусовскйо и Гудское ущелья (еще одно место проживания осетин) опустели. И хотя сейчас границы открыты и люди имеют возможность свободного перемещения, вернулись к родным очагам буквально единицы. В общем, как бы то ни было, длившемуся течении столетий совместному проживанию осетин и грузин на этих землях, пришёл конец.



Современных путеводителей по Грузии вообще и по Военно-Грузинской дороге немного, поэтому мы уже по некой традиции обратимся к старым и старинным источникам. Сейчас аулы « Кобийского прихода: Мна, Ноогкау, Суардин, Базелан или Алмазы, Байдара, Коби, Ухать, Курдиси, Арша»(Пфаф) человеку не местному, практически невозможно идентифицировать. Четко определяется только Ногкау, в котором видны не только следы присутствия туристов, в виде многочисленных граффити, но и остатки былой жизни.





Если честно, то совершенно не заметил, что «окрестности Коби оригинальны до-нельзя и представляют какой-то первобытный хаос» (Владыкин). Дорожные строители, ремонтирующие участок Военно-Грузинской дороги, как раз напротив Коби, несомненно вносят в это свой весомый вклад, но не до такой степени)
После Ногкау долина постепенно сужается, пока около селения Окрокана на переходит в Тусовскую Касару- самое узкое место в преддверии Трусовского ущелья.



Надо отдать должное красоте этой теснины. Абсолютно все путешественники, побывавшие здесь, отмечали, что она не уступает «по дикости и величию Дарьяльскому ущелью». Остаётся только добавить свой голос в этот дружный хор.



На первый взгляд сейчас Окрокан пуст и необитаем. Два дорожный бульдозера, причём один в полностью разобранном виде, да какие-то толи мастерская, то ли небольшая электростанция на противоположном берегу Терека- единственные символы присутствия человека. Брошенные дома, взирающие на проезжающих глазницами пустых окон, разрушенные башни на фоне монотонного гула Терека. Башня Абаевых, ещё в 80-х годах бывшая высотою около 10 метров, уменьшилась в половину. От том, что она «лишена бойниц и имеет наверху наблюдательную площадку» ( Мильничук) теперь можно только прочитать.





Ну а дальше почти ничего не изменилось с XIX века. «За селением Окроканами дорога вступает в теснины Кассара, по красоте, дикости, суровости и своеобразию не уступающая Дарьяльскому ущелью. Справа шиферная порода, от ветра и дождя непрерывно сползающая, слева-крепкая, устойчивая тёмно-красного цвета стена, имеющая почти отвесную форму. Местами стена эта производит впечатление искусственной-перпендикулярно стоящие столбы лишь дополняют иллюзию.» (Москвич) Как же красиво написано! И совсем по другому звучит «Лавы имеют очень хорошо выраженную столбчатую отдельность»( Мильничук). А ведь это об одной и той же стене!



Все так же вьется «дорога через железный мост, переходит на правую сторону и тогда все ущелье-теснина кажется глубоким колодцем. Кое-где ширина ущелья достигает 5-6 сажень; бурлит и пенится Терек, на 1 сажени от которого, вверх лежит дорога: малейшая неосторожность и- и мутные волны похоронят человека, лошадь, экипаж..»( Москвич.) И хотя путешествующие по Трусо давно сменили конную тягу на автомобильную, да и дорога стала однозначно безопаснее, впечатление вход в Трусовское ущелье, оставляет очень сильное!



А вот дальше я вступлю в небольшой заочный спор путешественников прошлых времён. Ну вот ни разу не согласен я с многоуважаемым Пфаффом, заметившим, что «местность в Трусовском ущелье довольно однообразна и скучна»! Мне гораздо ближе вот эти впечатления Москвича-«Скоро за поворотом вправо, открывается чудная панорама на Трусовское ущелье, почти на расстоянии 7-8 верст. Видны селения, с высокими крепостными башнями, пашни, широко разившийся Терек.» И хотя от «многочисленных осетинских аулов с башнями(галуанами)» «под охраной старых крепостных стен, увенчивающих выступы более или менее недоступных скал» (Анисимов)мало что осталось, все равно картина впечатляющая, особенно своей непривычной в горах перспективой. Уходящий далеко-далеко Терек, яркие краски камней у минеральных источников, развалины древних селений, снег еще лежащий почти у самой дороги (и это в апреле), голубые, белые, и даже совершенно черные воды небольших речушек, постоянно пересекающих дорогу и торопливо и с шумом бегущих к Тереку.







Правда одинокие кресты, на заброшенных кладбищах у несуществующих уже селений и низкое серое небо добавляют в эту картину грустные, даже печальные нотки.



Но жизнь в старом ущелье не остановилась Восстанавливаются башни, отстроен мужской монастырь, а в Абано достраивают женский. В грузинских горах вообще многое зиждется на монахах. Хотя по началу мы каждый раз удивлялись, видя за рулём ещё бодрого сотого Лэнд-краузера или Паждеры, водителя в рясе, чёрной шапочке или небольшом клобуке.





Эта смесь старого и нового, встречается в Трусо повсеместно. Как и столетия назад «В селении Кетриси серный поток имеет вид настоящей реки; серная вода бьет прямо из-за скалы и течет по самому селению» ( Щеблыкин), вот только мельницы, которую он «приводил в движение» давно нет.



Нет и пашен, зато коровы как пастись на «тучных» лугах, так и пасутся, а сыр из их молока все так же вкусен. Ощущение общего запустения преследовало нас неотступно.





Снующие туда-суда экскурсионные Делики, небольшие группы или одинокие фигуры пеших туристов( в основном кстати из стран Восточной Европы), яркие палатки бивуаков у Терека лишь подчёркивали временность, мимолётность пребывания здесь людей, создавали некую иллюзию обитаемости. Проезжая на пониженной передаче по размокшей болотистой «главной улице» Абано, некогда «центра Трусовского ущелья» трудно даже представить, что ещё совсем недавно здесь были школа, больница и магазин!





К сожалению, новая реальность, а именно наличие межгосударственной границы с вытекающим из этого специальным режимом, внесли свои коррективы в нашу экскурсионную программу. Дальше Закагори или Четойтыкау (по-осетински) дороги российским туристам нет. Именно здесь, в Четойты была найдена надпись на надгробном памятнике на осетинском языке, датируемая 1326 годом! Получается, что вся высокогорная часть Трусовского ущелья для посещения закрыта. Так что почти все «значительнейшие аулы Сивераут, Реси, Теп, Джимара на реке Джимерай-дон, Цоцолта, Бурмасик, Караткау, Деси …и т.д.» (Пфафф) а также главное местное святилище Таранджелос и святилище повелителя оспы Аларды, остались для нас недоступны. Здесь был один из немногих моментов, когда грузинские официальные лица (в виде пограничников) были недружелюбны и придирчивы. Хотя вполне корректны. Теперь конечно жалею, что не выяснил у них возможно ли в принципе заехать дальше их поста, но тогда не могу сказать, что я сильно расстроился, когда мы развернулись в сторону равнины.




  • 1
спасибо за рассказ!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account